В тенистом саду к югу от Большой Ханской мечети расположено Ханское кладбище (мезарлык). Здесь покоится прах девяти крымских ханов, сорока пяти членов ханского рода (мужчин и женщин), а также ряда представителей высшей придворной знати.

Кладбище в Ханском Дворце – не единственное место, где хоронили крымских правителей и членов их семей. В крымской столице было несколько таких мест. Эти кладбища располагались в пригородах Бахчисарая – Салачике и Эски-Юрте. Там до сих пор высятся дюрбе с захоронениями государей, правивших в XV – конце XVI столетий. Кроме того, многие крымские ханы нашли последнее пристанище за пределами родины. Их прах покоится в земле Турции, Греции, Болгарии, России, Южной Украины. Как сообщал биограф ханского рода Халим Герай, в Хансарае нашли последнее пристанище следующие правители Крымского государства:

- Девлет I Герай, 1577 (памятник не сохранился) 

- Газы II Герай, 1607 (памятник не сохранился)

- Ислям III Герай, 1654 (памятник не сохранился)

- Мехмед IV Герай, 1674 (памятник сохранился)

- Хаджи Селим I Герай, 1704 (памятник не сохранился)

- Менгли II Герай, 1739 (памятник сохранился)

- Селим II Герай, 1748 (памятник сохранился)

- Арслан Герай, 1767 (памятник сохранился)

- Крым Герай, 1769 (памятник сохранился)

На кладбище выстроены два мавзолея – дюрбе – северное («дюрбе Девлета I Герая» XVI века с шестью захоронениями) и южное («дюрбе Исляма III Герая» XVII в. с девятью), а также ротонда с единственным погребением Менгли II Герая. Внутри обоих дюрбе и вдоль дорожек сада стоят памятники, высеченные из мрамора или известняка – за пределами мавзолеев их насчитывается 98 (вместе с отдельными фрагментами памятников). К сожалению, многие надгробия утеряны.

Большинство мраморных монументов украшено изысканной орнаментальной резьбой. Символы скорби (склоненный кипарис, роняющая плоды пальма) соседствуют здесь с символикой вечной жизни (роза, виноград, стилизованная розетка).

Памятники Ханского кладбища построены по единой схеме, состоят из каменного «саркофага» и двух вертикальных каменных стел с торцов. Головные стелы увенчаны высеченным в камне изображением головного убора (мужского или женского) и украшены эпитафиями. Эти эпитафии могут иметь вид как лаконичного призыва к молитве за душу покойного, так и целого поэтического произведения описательного либо философского характера.

Как образец поэтической эпитафии, процитируем надпись с памятника калги Саадета Герая:

Ненавистная судьба зарыла в землю алмаз с нитки рода ханов Чингизовых. Много алмазов было у Саадета Герая, калги крымского. Ныне одним из них является Бахт Герай-султан, правосудный и умный. Да украшается он счастьем, пока тот (Саадет Герай) лежит в земле. Высокостепенный отец его отличался умом в роде Чингизовом. Да будет милосердие Божье над ним и всеми его предками! Праведные и в вечности царствуют! Раб Хамди написал год его смерти: при таком счастье да восседает он на украшенном троне в раю. 1176 (1762) г.

Всякое кладбище в Крыму считалось святым местом – и тем большим благоговением были окружены усыпальницы правителей Крымского ханства. В старые времена при Ханском кладбище постоянно находились специальные служители – дюрбедары, наблюдавшие за порядком и читавшие молитвы за души усопших.