Развитию средств массовой информации предшествовали различные исторические события. В прошлом для передачи информации в разное время люди использовали камень, папирус, дерево, шёлк. Одним из интересных способов коммуникативного процесса являлась так называемая «голосовая почта», которая, пусть не в таких масштабах, но используется и сегодня, как примитивная форма рекламы продаваемой на базарах продукции. А о вестниках – глашатаях мы можем узнать не только из энциклопедий, но также из исторических хроник и архивных материалов.

Глашатай (устаревшее) – человек, объявляющий что-либо всенародно, вестник (БСЭ т. 6., с. 587).

Известно, что на Руси глашатаев называли бирючами. Они упоминаются в письменных источниках с X по XVII вв., эти люди содержались при дворах царей и князей за определённое жалование. На многолюдных торговых площадях бирючи объявляли об указах царей, постановлениях духовенства, приглашениях на пир и др. В Западной Европе при дворе короля или же крупного феодала состоял герольд (с немецкого языка – глашатай, вестник). Он выполнял роль распорядителя на торжествах и рыцарских турнирах (Большая Кирилло-Мефодиевская энциклопедия, 2007 г.).

В крымском диалекте караимского языка есть слово дэлал / тэллал (в переводе означает глашатай (на базаре)). В крымскотатарском языке слово встречается в следующих вариантах: делял / телял. Именно так в г. Бахчисарай, бывшей столице Крыма, называли глашатаев до конца XIX нач. XX вв.

В исторических хрониках периода Крымского ханства караимский ученый XVIII в. Азарья бен Ильягу описал события, происходившие в Крыму в годы правления Шагин Герай хана. В контексте исторических событий 1771 г. он упоминает о глашатае: «И явился на двор Бахчисарайского дворца [Девлет Герай] и глашатай провозгласил громогласно: «…Пусть отделится народ от сановников и все они в отдельности принесут присягу, что не примут власти Шагин Герая и что пойдут против него войной…». В данной исторической заметке определяется роль глашатая, который по сложившейся традиции объявляет волю в этом случае свергнутого с престола хана Девлет Герая, не готового сложить полномочия.

Селекционер-плодовод Л. П. Симиренко (1855-1920), описывая продажу урожая в садах Крыма, отмечал важную роль в торгах именно глашатаев: «…в Крыму, садовладельцам приходится прибегать к испытанным услугам местных телялов. Это профессиональные глашатаи, встречающиеся во всех городах садовой области Крыма. Они имеют своих представителей в лице выборных старейшин, к которым обращается садовладелец». За 10–15 дней до торга глашатаи разносили информацию не только в пределах местности, где располагался сад, сведения о торге передавались по цепочке в города Крыма через собратьев по ремеслу. «Таким образом, до дня торга весь деловой Крым, т. е. все, кто сколько-нибудь интересуется вопросами купли – продажи урожаев местных садов, заблаговременно уже знали, какого числа, где и в каком саду будет производиться торг». Аукцион становился настоящим праздником. Сад украшали, на столах просторной площадки стояли угощения от садовладельца. Телял громким голосом возвещал об открытии торга, во время которого он выполнял двойную роль: «судебного пристава при обыкновенных аукционных продажах и забавника – шута для увеселения нетребовательной публики». Глашатай сообщал условия продажи урожая и вносил коррективы при соглашении сторон. Для тех, кто плохо понимал русский язык, выкрикивал то же по-татарски, т. е. в данном случае он был и переводчиком. Во время торга хозяин молчал, а его интересы представлял глашатай. Объявляя каждую заявленную покупателями сумму, он ударял по столу тростью, сообщая: «дают столько-то, кто больше?» По окончании торга покупателя, назвавшего наивысшую сумму, и хозяина сада распорядитель – телял вызывал на середину площадки. Затем он выкрикивал имя предложившего такую-то сумму и спрашивал, согласен ли за неё отдать урожай владелец сада? При необходимости торг продолжался.

Вознаграждение глашатая составляло от 10 до 50 рублей, в зависимости от величины сада, урожая и суммы, на которой остановился торг. Описанный обычай в крымской плодоторговле существовал вплоть до 1879 г. (Симиренко Л. П. Крымское промышленное плодоводство, 2001 г., т. I, с. 51-58)

Известно, что в начале 1898 г. в Бахчисарае насчитывалось пять глашатаев:

1. Али Асан оглу;

2. Сували Газы Мустафа оглу;

3. Куртмулла Абдураман оглу;

4. Абиге Али оглу;

5. Гашит Челеби Куртий оглу.

Они составляли особый цех с определённым жалованием и обязательствами для вступающих в его состав. Старшиной местных телялов был Халиль Эфенди.

Согласно статье 106 городского положения от 6 июня 1891 г., получить звание глашатая и исполнять их обязанности могли только лица, принятые по приговору в число глашатаев их артелью и старостою, которым впоследствии выдавался особый значок, установленный городской управой. Лица, опороченные по судебным приговорам, или известные полиции как люди неблагонадёжные в артель глашатаев не принимались.

6 июня 1898 года артель глашатаев пополнилась. В неё поступил турецкоподданный караим Иосиф Юфудович Синани, получивший разрешение от городской управы состоять публичным глашатаем в Бахчисарае, а также табличку за № 6. В свою очередь Синани написал подписку о получении разрешения на занятия глашатаем, обязываясь подчиняться и исполнять установленные требования под ответственность лишения прав данной должности (ГАРК Ф. 64 оп. 1, д. 938).

Бывший статский советник П. Роспопов в опубликованной им книге «Доходы Бахчисарая за X-летие с 1900–1910 гг.» повествует: «…главным пульсом общественной жизни Бахчисарая являются кофейни». В них обсуждаются все общественные, национальные, социальные и политические вопросы. «Все оглашения, распоряжения [Городской управы] делаются через особых телалов (глашатаев), которые чуть не на заре обегают все кофейни и так как каждый татарин пьёт свой утренний кофе в кофейне, то все делается моментально известно всем».

В научном архиве ГБУ РК «Бахчисарайский историко-культурный и археологический музей-заповедник» в документах М. Г. Кустовой (директор дворца-музея с 1944–1960 гг.) описываются события 1912–1913 гг. в Крыму. Автор упоминает и о глашатае, объявляющем то же, что и сто лет назад: «На главной улице Бахчисарая с утра пораньше проходил глашатай. Густым басом он сообщал что сегодня:

- Сеит Вели продаёт свои новые ботинки. Стоят два рубля. Одёваны только два раза. Можно посмотреть. Шнурки целые. Если кто купит – хорошо… не купит – обид нет.

- Госпожа Дремджи продаёт часы. Хорошие часы. Ей деньги нужны. Кому деньги, кому часы, всем хорошо будет.

- Продаётся баран, жирный… показать не могу…, баран дома, у хозяина (следовал адрес).

- Сегодня в городской управе собрание…». (Архив ГБУ РК БИКАМЗ рукопись).

Эти люди были «живыми газетами» многолюдных улиц Бахчисарая. Профессия глашатая отразилась в семантике фамилии крымских караимов. В Симферополе в настоящее время проживает представитель фамилии – Телал Михаил Иосифович.

Специалист по экспозиционной и выставочной деятельности (библиотекарь) ГБУ РК БИКАМЗ,

Баккал И.Н.