Гаремный корпус.

Гаремный корпус.

Гарем, жизнь женщин в гареме – этот вопрос всегда вызывал большой интерес в обществе, о нем говорят и в современном мире. Традиционный гарем (от араб. харам) означает запретное, сокрытое, защищенное и недоступное для посторонних место. В мусульманском доме, в бывших дворцах восточных правителей гаремом называли половину, в которой жили женщины – матери, жены, малолетние дети, рабыни, евнухи [1, с. 152]. Доступ в гарем имел только глава семьи и его сыновья, для всех остальных посещение этой части жилища было запрещено.

В данной работе рассмотрим жизнь в гареме на примере сохранившегося  Бахчисарайского ханского дворца, уникального памятника восточной архитектуры XVI-XVIII вв. Бахчисарай – бывшая столица и резиденция Крымского ханства, в истории которого сохранились имена знаменитых женщин – матерей, жен, дочерей, известных своей дипломатической, благотворительной деятельностью. Женщины дома Гераев проживали на женской половине дворца – в гареме. Следует отметить, что здесь же в гареме проводили младенческие годы и ханские сыновья. Примерно с семи лет дети приступали к обучению, с этого момента сыновья жили на мужской половине. Иногда они получали образование в семье, но существовал еще другой обычай – аталычество. Это когда отпрыск дома Гераев отправлялся в Черкессию, где под руководством аталыков (местных князей) получал воспитание и прекрасную боевую подготовку [2, с. 147].

В настоящее время уцелевший корпус гарема состоит из трех комнат, когда-то являлся отдельным дворцом в Ханском дворце и был закрыт для посторонних [2, с. 147]. В этой части Ханского дворца жили матери, жены, сестры, дочери ханов, а также женская прислуга. Изначально в ханском гареме было четыре корпуса, 73 комнаты. Три корпуса были разрушены в 1820 г. Сохранившееся здание представляет собой невысокую постройку, включающую в себя «Буфетную», «Жилую», «Гостиную» комнаты (названия условные) и беседку [2, с. 149]. Гарем обнесен высокими стенами. Кроме жилых покоев, в гареме имелись бани, сады, фонтаны, а также жилища для евнухов и слуг [1, с. 153]. Во время археологических работ 1985-1986 гг. на территории гаремного двора был обнаружен каменный санузел, устроенный на старом фундаменте в 4 метрах к югу от северной ограды гарема.

С южной стороны Главного корпуса был заложен раскоп до стены Бассейного дворика. Обнаруженные в этом месте строительные и бытовые остатки, (зола, фрагменты кухонной керамики, остатки системы водоснабжения) позволяют предположить, что именно здесь находилась кухня гарема [3, с. 168-170].

Несмотря на то, что многоженство ассоциируется с гаремами восточных правителей, оно существовало еще до возникновения ислама. На самом деле ислам ограничивал число жен до четырех. Кроме того, каждой жене, родившей ребенка, полагался дом и содержание. В связи с чем, содержать несколько жен мог не каждый мусульманин. Известно, что в гаремах существовала строгая иерархия. Наиболее точные сведения о ней представлены в работах о турецких гаремах. Несмотря на значительное политическое и культурное влияние Оттоманской Порты на Крымское ханство, вместе с тем в Крыму бытовали свои законы и традиции.

Исследователь Ханского дворца А.М. Ибрагимова считает, что гарем, предназначенный для ханских женщин и семьи, образовывал собой отдельный дворец во дворце и являлся частным местом, запрещенным для входа кого-либо из посторонних. Организация гаремов довершала невольничью систему, хотя этот аспект забыт и окутан шлейфом романтических легенд [2, с. 147].

Обычно представители ханского дома брали в жены девушек из семей высшей крымской знати. Ханские дочери также выходили замуж за представителей ведущих крымских родов: Ширин, Седжеут, Мансур. Дочь Менгли I Герая (1445-1515) Махдум-Шах вышла замуж за ширинского бея Девлетека, другая дочь Магим – за Хусейна, еще одна дочь хана Кутлу-Султан впоследствии стала женой сына Девлетека – Бахтияра. Другая дочь Менгли I Герая Мехри-Султан-ханыке была женой Мамыш-бея Седжеута – ханского шурина. Дочь Мехмеда II Герая (1532-1584) вышла замуж за сына другого Ширина – Алыш-бея [4, с. 30]. Во второй половине XVI в. среди жен крымских ханов появляются уроженки Северного Кавказа. Из знатной адыгской семьи были жены Девлета I Герая (1512-1577) Айше-Фатьма-Султан и Хан-Сугру. Черкешенкой был невестка Девлета I Герая – жена Исляма I Герая (?-1536) [4, с. 30].

Весьма интересна иерархия в гареме крымских ханов. Главное место в этой системе занимала мать правящего хана, затем жены и дочери. Начиная с XVI в. в доме Гераев появляется особый титул для представительниц ханской фамилии – анабеим или мать-госпожа. Данный титул официально входил в протокол Ханского дворца, уступая первенство после хана лишь калге (наследнику престола). Впервые в 1525 г. так была названа мать Саадета I Герая (1492-1538) – Махдум-Султан [5, с. 217]. Анабеим упоминались в русско-крымской дипломатической переписке и во второй половине XVI в. [5, с. 218]. Титул присваивался матерям, а позже женам, тетям и старшим сестрам правящих ханов. Известно, что анабеим присутствовали на заседаниях Дивана (государственный совет Крымского ханства) и имели право голоса. В случае смерти анабеим, должность ее могла быть передана ее сестре или иной близкой родственнице хана. Анабеим имела скромный, но полностью от нее зависимый круг придворных, из ханской казны ежегодно отчислялась ей солидная сумма [4, с. 30].

Анабеим вели дипломатическую переписку и пользовались уважением среди крымского населения, так как жертвовали из своих средств на строительство мечетей, медресе, фонтанов, а также занимались благотворительностью.

Гарем. Гостиная комната.

Гарем. Гостиная комната.

К концу XVI в. титул анабеим приобрел самостоятельный статус и присваивался не только матери хана, но его родственницам, пользовавшимся большим влиянием. По своему положению анабеим стояли выше ханских жен, в наказах послам и гонцам о передаче «поклонов» и в росписях «поминков» их грамоты предшествовали грамотам ханских жен и дочерей [5, с. 219]. Сохранившиеся образцы дипломатической переписки между Крымским и Московским дворами, свидетельствуют об активном участии в ней крымских жен и дочерей. Большинство посланий женщин дома Гераев  – краткие, стандартные, с формально-стереотипными заверениями в дружбе (даже в годы жестоких столкновений) [5, с. 220]. В переписке обычно женщины заказывали ткани для одежды и русские меха [6, с. 265]. Известно также, что они не только заказывали, но и преподносили подарки в знак уважения. Так, например, знаменитая жена крымского хана Менгли I Герая (1445-1515) Нур-Султан вела постоянную переписку с великим князем Московским Иваном III. Она обычно просила для себя дорогие ткани и меха, но и сама не оставалась в долгу. В 1494-1495 гг. Нур-Султан совершила паломничество к святыням мусульман, после чего прислала русскому князю в подарок своего иноходца, на котором совершила хадж. В письме к Ивану III она писала: «сухой бы поклон не был, молвя, к Мекке на котором иноходце сама ездила, с Ахчюрою есми к тебе послала» [бережков, с. 10-11].

В очередном письме Ивана III к Менгли I Гераю высказывалась благодарность его супруге Нур-Султан за преподнесённый ею великому князю подарок «зерно жемчужное велико» [СИРИО, с. 80].

Примечательно, что ни одна из жен даже самых крупных крымских сановников, происходившая не из рода Гераев, не посылала гонцов с грамотами, как «царевны» [5, с. 220].

Круг интересов женщин ханской династии не ограничивался лишь подарками. Так, например, из источников середины XVI в. известно, что дочь Сахиба I (1501–1551 гг.) Нури-Султан-Хани была инициатором написания книги по истории Крымского ханства. Она заказала и оплатила историку Реммалу Ходже труд, который назывался «Tarih-I Sahib Giray Han» («История Сахиба Герая-хана») [7, с. 147–148], тем самым увековечив имя отца в анналах истории. Кроме того, крымские принцессы еще в начале XVIII в. занимались благотворительностью. Известно, что женщины раздавали не только милостыню, но и на свои средства возводили мечети. Так, например, дочь Селима I (1631–1704 гг.) Бек Султан-Ханым в 1707 г. в Бахчисарае, в квартале Осман-ага, возвела мечеть «Тахталы джами» («Деревянная мечеть»), которая сохранилась до сегодняшнего дня [8, с. 33].

Убранства Гостиной комнаты.

Убранства Гостиной комнаты.

Следует сказать и о других женщинах, которые проживали в гареме Ханского дворца и тщательным образом отбирались среди военнопленных или покупались на невольничьих рынках. Как отмечает исследователь А.М. Ибрагимова, прежде чем попасть в ханский гарем, девушки проходили длительный период учебы и подготовки. Когда они впервые прибывали во дворец, жили вместе в двух больших комнатах – Большой и Малой Палатах, их называли аджеми – новобранцами [2, с. 147]. Под строгим присмотром кягья-кадин – главной надсмотрщицы они обучались основным навыкам и правилам этикета. Девушки изучали основы ислама, занимались танцами, пением, игрой на музыкальных инструментах, ставили кукольные представления, были прекрасными рассказчицами, а также получали навыки рукоделия (шитья и вышивки). Аджеми в дальнейшем достигали более высоких рангов – джарие, шагирд, гедикли и уста [2, с. 148].

А.М. Ибрагимова полагает, что иерархия в ханском гареме схожа с иерархией, применяемой в цеховой организации, в которой, следуя крымскотатарской традиции,  каждая профессия и каждое ремесло изучались по системе от ученика к мастеру. Уста отбирались среди рядов гедикли, чтобы нести специальную службу у хана. Женщины из этой группы, которых хан выбирал для своего ложа, удостаивались почетного титула хас-одалик хасеки. Хасеки, родившая хану сына, получала ряд привилегий. Одетая в соболя и драгоценности, она приглашалась на целование ханской руки, отныне она проживала отдельно в своих апартаментах. Первая женщина, которая родила сына, обладала правом старшинства над остальными и носила титул баш-кадин. Прислуга гарема, как и пажи, обеспечивалась одеждой и поденной платой. Женщины, достигшие высшего ранга, чем уста, украшали свой костюм мехом [2, с. 148].

Необходимо отметить, что в источниках сохранилось небольшое количество сведений об обитательницах ханского гарема, очевидно, это связано с требованиями ислама и закрытым образом жизни мусульманок. Историки, дипломаты, путешественники писали о том, что в период существования Крымского ханства полигамия носила узкий характер и была принята среди крымских ханов и привилегированного сословия беев и мурз. Подтверждение этому факту находим в «Универсальном описании Крыма», в котором сказано, что ханы ценили женскую красоту, поэтому в их гаремы постоянно прибывали молодые красивые черкешенки и грузинки [9, с. 46–47, 57]. В семьях среднего и низшего сословий, как правило, была одна жена. М. Дмитриевский, проживший в Крыму достаточно долгое время, также писал, что почти все крымские татары, даже их мурзы и беи, имеют по одной только жене [10, с. 214]. О редких полигамных браках С. Васюков также отмечал, что хотя крымские татары исповедовали «магометанство», многоженство среди них принято не было [11, с. 14].

Ст.н.с. БИКАМЗ,

Чубукчиева Л.З.

Список литературы:

  1. Казиев Ш. М. Тайная жизнь восточного гарема. – М.: Алгоритм, 2016. – 240 с.
  2. Ибрагимова А. М. Бахчисарайский Ханский дворец XVI-XVIIIвв. – Киев: Видавець Олег Филюк, 2015. – 360 с.
  3. Ибрагимова А.М. Архитектурно-археологические исследования на территории ханского дворца в Бахчисарае в 2003-2004 гг. // Археолгічні дослідження в Україні 2004-2005 рр.: зб. наук. пр. – К. :ІА НАНУ, 2006. – Вип. 8. – с. 168-170.
  4. Абдулла Г. Правительницы ханского дома Гираев // Qasevet. — № 33. – с. 28-30.
  5. Некрасов А. М. Женщины ханского дома Гиреев в XV-XVI вв. // Древнейшие государства Восточной Европы. Отв. ред. к.и.н. Т.М. Калинина. – М.: «Восточная литература» РАН, 2000. – 494 с.
  6. Хорошкевич А. Л. Русь и Крым: от союза к противостоянию. Конец XV – начало XVI вв. / А. Л. Хорошкевич ; Рос. акад. наук. Ин-т рос. истории. – М. : Эдиториал УРСС, 2001. – 336 с.
  7. Tarih-i Sahib Giray Han / Dr. Ö. Gökbilgin. – Ankara : Baylan matbaası, 1973. – 313 s.
  8. Абдулла Г. Услада ханской души – гарем // Къасевет. – 2008. – № 33. – с. 33-35.
  9. Кондараки В. Х. Универсальное описание Крыма / В. Х. Кондараки. – Ч. 10. – СПб. : тип. В. Веллинга, 1875. – 79 с.
  10.  Дмитриевский М. Картина Крыма или краткое описание татар и других народов в Таврии живущих // хрестоматия по этнической истории и традиционной культуре старожильческого населения Крыма. Часть 1. Мусульмане: Крымские татары, крымские цигане / ред.-сост. М. А. Араджиони, А. Г. Герцен. – Симферополь : Таврия-Плюс, 2004. – с. 208-221.
  11.  Васюков С. И. Крым и горные татары / С. И. Васюков. – С.-Петербург : Из-е А. Ф. Девриена, 1904. – 123 с.
  12.  Бережков М. Нур-Салтан царица Крымская. Историко-биографический очерк. // Известия Таврической ученой комиссии. — № 27. – Симферополь: Типография СПИРИО, 1897. – с. 1-17.
  13.  Сборник императорского русского исторического общества. Т. 41. –Спб., 1884. – 588 с.