Намазлыки, или молитвенные коврики, предназначенные для проведения мусульманами ритуала молитвы, стали активно и повсеместно использоваться в исламском мире примерно в 10-11 вв. Также это могла  быть шкура животного, одежда и даже листва. И хотя наличиенамазлыка при совершении молитвы, собственно говоря, не является обязательным, мусульмане придают этому предмету культа особое  значение, в связи с чем он довольно востребован  — так,  львиную долю всех ковров, производимых сегодня в соседней Турции, составляют именно намазлыки.

Как правило, коврик  используется непосредственно при молитве, но известны и другие его предназначения: к примеру, благочестивый правоверный, посещая дом христианина, садился именно на намазлык — так он занимал «свою» территорию.

Намазлыки бывают разных размеров. Как правило, это коврик, предназначенный для одного молящегося, реже — для совершения намаза тремя и более людьми, что удобно  не для мечети, а для семейного пользования. Но были и остаются намазлыки, рассчитанные на 30-40 человек — именно такие есть в мечетях.

Намазлыки изготавливали в самых разнообразных техниках, из самых разных материалов, здесь имели место не только каноны Ислама, но и местные традиции и устои, представления мастеров о мире и пр.  Но самыми узнаваемыми элементами намазлыка, которые и отличают его от других ковров, являются арка и михраб — ниша в стене мечети, указывающая направление на Мекку.

Коллекция намазлыков  Бахчисарайского заповедника не самая многочисленная в его огромном собрании, и насчитывает менее 30 предметов, что, впрочем, ничуть не умаляет её  ценности и места в фондовом собрании. Среди намазлыков — изделия мастеров Ирана, Крыма, Турции, Кавказа и других.  Это коврики разного типа:  ворсовые, безворсовые, а также очень самобытные валяные, или войлочные.

Художественное оформление  войлочных  и безворсовых ковров  из бахчисарайской коллекции своим совершенством позволяет  отнести эти  изделия к разряду  изобразительного ковроткачества. Войлочные ковры весьма  характерны для ногайской культуры.  Также есть вероятность иранского происхождения  некоторых  предметов: на это указывают как традиционные изображения ваз и садовых цветов, колорит, тонкость рисунка так и высочайшее качество исполнения.

Оксана Алпашкина,

главный хранитель Бахчисарайского музея-заповедника.